studio arch4

RSS

Свежие посты:

Выставка в ЦДХ

Арх-4 в трактовке журнала Wallpaper

Как заказчику и архитектору найти общий язык - перевод материалов RIBA

Арх-4 реконструирует РИАН

Archdaily

MMXI

Максим Атаянц - расшифровка выступления в Барвихе

Цитата из Философских писем Петра Чаадаева

the real price of construction

Что нам стоит дом построить

Русские архдиковины

Русские архдиковины

25 октября 2010

Русские уже повсюду. Их, конечно, меньше, чем китайцев, но они - везде! Как и другие, они колесят по миру, набираясь опыта, переосмысливают увиденное и примеряют это на себя. Есть среди таковых и  архитекторы...

Что же они там видят? Много интересного. Например, то, что для работы в странах Европы (да и не только) архитекторы не должны «сбиваться в стайку» под названием «Саморегулируемая Организация СРО», как это делаем мы здесь. Для западного архитектора первый «регулятор» - сохранение репутации! Архитектор действует как физическое лицо под полную свою ответственность (как, например, нотариус), его подпись влечет за собой все предусмотренные законом последствия. На это ему дает право его диплом о высшем профессиональном образовании. А интересы клиента и третьих лиц защищает страховка проектной деятельности. Страховка эта, на первых порах небольшая, не дает архитектору возможности выполнять большие проекты самостоятельно; он вынужден искать партнеров-«тяжеловесов». С практикой и накопленной, как говорят страховщики, положительной историей, размер страхового покрытия увеличивается. В итоге, звездный западный архитектор персонально бывает покрыт большей страховкой чем, скажем, московский Моспроект-2.

Еще одно: размер гонорара архитектора в мире законодательно закреплен! С ним бесполезно торговаться: например, во Франции этот гонорар составляет 13% от сметной стоимости объекта за весь комплекс архитектурного и интерьерного проектирования, а также сопровождения объекта до сдачи. Как же они считают процент от стоимости того, что еще только предстоит спроектировать? Достаточно просто, это тоже нормативы. Например, для жилья это 800 Евро/м3 (внимание, считают там от объема!). В стоимость условного «куба» построенного здания входят общестроительные работы, инженерия, простая отделка поверхностей (пол/потолок, стены, плитка, сантехника). И с каждого такого «куба» архитектор имеет право потребовать 104 Евро. Точка.

Сколько это стоит у нас в РФ, можете легко подсчитать сами. Я не знаю случаев, когда бы платили за Комплексное проектирование (включая ВСЕ смежные разделы) больше 8% от сметной стоимости...

«Почему же мы - не там?» - спросите вы? По нескольким причинам. Одна из них - непризнание там наших дипломов о высшем образовании.

Несмотря на то, что Россия присоединилась к Болонскому процессу в 2003 году, процедура признания наших дипломов за рубежом вызывает ряд вопросов. Декларируемая цель «обеспечить достижение большей совместимости и сравнимости национальных систем высшего образования» в случае с нашей страной не выполняется. Не имея на руках подтверждённого диплома о высшем образовании архитектора, ни о какой проектной практике не может быть и речи. Справедливости ради отметим, что в России дело обстоит не проще: архитектор должен быть членом СРО, а там существую свои внутренние регламенты. Так, в СРО «ГАП» принято, что главным архитектором проекта (ГАП) может быть только гражданин РФ, имеющий диплом о высшем профессиональном образовании и имеющий опыт работы ГАПом не менее 7 лет. То есть, мы условно защищаем свой рынок от «варягов» и используем для этого несогласованность на уровне образовательных систем. Тот же механизм «в ответ» не позволяет российскому архитектору реализовать за границей своей проект. Ничего не выйдет даже если привезти с собой сотню профильных журналов с публикациями своих проектов. С формально-бюрократической точки зрения мы - вообще не архитекторы, следовательно для работы за границей необходимо привлечение местного партнёра.

У нас есть свои сильные стороны. Во-первых, русская архитектурная школа характеризуется (по крайней мере, для нашего поколения выпускников) высоким уровнем художественной подготовки, умением « работать руками». Во - вторых, мы привыкли преодолевать разные трудности, часто на пустом месте. Поэтому там, где иностранные коллеги пойдут по предсказуемому, но гарантирующему результат, пути, мы можем удивить. Да, это и в-третьих, бывает смешно, но иногда вполне достойно и профессионально. Уровень требовательности российских заказчиков (спасибо им всем!) сейчас превосходит самые высокие требования мировой элиты и потому объекты лучших российских архитекторов характеризует запредельная «сделанность», удивляющая иностранцев.

На мой взгляд, это именно тот товар, который мы можем предложить на мировом рынке.

Как русский архитектор может появить себя за рубежом? Да, так вот. Исходное условие - безупречная профессиональная биография на национальном рынке. Слагаемое успеха - выбор квалифицированного зарубежного партнера. Третий аспект - успешная кооперация с подрядчиками, смежниками и другими участниками строительного процесса. Только в этом случае работает триада «сроки, бюджет, сделанность».

Здесь надо сказать, что, к сожалению, у нас в России архитектор не отвечает за бюджет и за сроки, есть всякие другие службы заказчика, архитектор же - творец! Ну так вот, с этими хохмочками в Европе делать нечего, надо учиться уважать бюджет и сроки строительства, уметь их рассчитывать и этим активно пользоваться наряду с карандашом и автокадом.

Согласитесь, странно идти в салон за новой машиной и думать « Хватит ли на Роллс-Ройс?», имея денег ровно на Опель. Архитектор, способный предоставить внятно написанную бюджетную оценку проекта, имеет все шансы этот проект реализовать. Именно он в западной модели проектирования является главным ответственным за соблюдение сроков и бюджета. Может нанять консультантов, контролеров бюджета, строительных аудиторов, технический надзор - но отвечает все равно сам. А если умеет - может сам все функции выполнять, а денежки прикапливать.

В фешенебельных местах типа Лазурного берега, разумеется, хватает, и талантливых архитекторов, и платежеспособной клиентуры, среди которой много выходцев из бывшего СССР. Но русские (условно) заказчики пока не часто приглашают русских зодчих, хотя их участие может значительно упростить и укорить реализацию проекта. Почему? Привлечение опытного российского архитектора в качестве консультанта позволяет синхронизировать особенности национального мышления (говорю совершенно без иронии, все во всем мире мыслят по - своему) с производительностью местного проектного «механизма».

В автомобиле такая деталь называется редуктор, он синхронизирует разные скорости вращения механизмов.

Пример из практики: Франция, Лазурный берег, частная вилла. Французы работают 35 часов в неделю, с 2-мя выходными, исправно отмечают все праздники, а половина пятницы точно идёт коту под хвост. Если француз говорит «завтра» - это значит «на этой неделе». Если «на следующей неделе» - значит «в течение месяца». Страшнее всего - «в следующем месяце». Это означает «никогда». Их соседи по общеевропейскому дому, выходцы из небогатой Португалии, работают немного по-другому. Приходят на работу в 8 утра, а уходят в 9 вечера. За день делают пару перерывов. Их эффективность работы прекрасно иллюстрируется следующим примером: одна бригада из 12 человек «осваивает» 60 млн рублей, выделенных на бетон, за 5 месяцев. Легко сравнить с производительностью бригад на наших стройках - не в пользу наших.

Так кого выбрать? Местных, защищённых всеми бумагами и профсоюзами, или других, вступив в вялотекущий, но управляемый межнациональный диалог на стройплощадке? Даст это положительный эффект в цене и сроках? Вопросов больше, чем ответов. Но и бюджеты, согласитесь, «недетские». Попытка номер один может очень дорого обойтись. Достаточно ли проработан и понят самим заказчиком проект, который сейчас начнёт очень быстро реализовываться? Французский архитектор не станет торопиться - он же обязан соблюдать сроки, которые сам он и рассчитал. Кто же сможет ему оппонировать, играя на стороне заказчика? Вот здесь я вижу перспективы для нашего брата. При этом, что наше участие в проектах сильно помогает «местным»: меньше времени уходит на «установление взаимоотношений» между клиентом и архитекторами.   

Иван Чувелёв

 

 

 



© 1998–2018 Арх4. Все права защищены. Любое использование материалов
сайта запрещается без разрешения правообладателя.